Социальная тема в творчестве Кавафиса

С усилением в творчестве Кавафиса социальной темы (с тенденцией к типизации и объективизации изображения) связанный постепенный отход поэта от романтических и символистских позиций. Двигаясь к реалистичности, Кавафис признает идею символа как источника поэтической образности, эффективного средства художественного обобщения реальности. Так возникают античные маски Кавафиса — стихи, в которых описание «давних дней» через вечные образы освещает современность. В первых попытках использовать античную подпочву («Мимиямби Герода», 1892; «Александрийский купец», 1893; «Ночная поездка Приама», 1893; «Неудовлетворенный зритель», 1893, и др.) шлифуется точность и меткость наблюдений, графичность изображение, оперирование эпической линией лирики, мастерство сюжетного развития в рамках миниатюры. В конце 90-х гг. от этих картин, которые воссоздают серию жизненных обстоятельств, Кавафис все увереннее переходит к изображению ключевых жизненных проблем.

Об этом свидетельствует, например, сопоставление тематически близких стихов «Радость жителей Таранто» (1897) и «Ожидая на варваров» (1898): от эскизной зарисовки в первой поэзии Кавафис переходит к панорамной картине, преисполненной глубокому символическому содержанию, — перед нами Город, который символизирует непременное разрушение мира. Характерно, что в стихе «Ожидая на варваров» К. использует драматизированную, почти театрализованную форму, которую в будущему будет применять очень активно. Начало 900-х лет — знаковая граница в творчестве Кавафиса. Поэт утверждается в своей творческой манере. Цель и средства получают желательную прозрачность, и Кавафис испытывает потребность пересмотреть созданное им, отвергнуть или переработать то, что не отвечает уровню его вкуса, философских и эстетичных критериев. В декабре 1904 г. он отдал в типографию сборник «Стихи», которую можно считать следствием проведенного отбора. За год к этому, в ноябре 1903 г., на страницах афинского журнала «Панафинеа» появилась статья известного прозаика, драматурга и критика Г. Ксенопулоса «Один поэт» — историческая, по определению греческой критики, статья, которая открыла Кавафиса для греческих читателей, заложила основы настоящего понимания его поэзии. Знаменательно, что в этой статье реалист Ксенопулос специально выделяет черты, которые отличают Кавафиса от «громкой» романтической поэзии, которая все еще властвовала в греческой литературе: объективность, искусство социальной типизации.

Особую философскую и социальную глубину Ксенопулос проявил в стихе «Фермопилы» (1901). Символ ратного подвига — Фермопилы — Кавафис выстроил «в буднях жизни», и программу преданности Фермопилам он выразил в подчеркнуто заземленном, абсолютно не героическом контексте. Герои стиха самые строят свои Фермопилы, автор акцентирует внимание на добровольном и целенаправленном характере их решения, которое означает осознанный выбор в жизни. Эта поэзия воплощает жизненное и творческое кредо Кавафиса.

В стихе «Сатрапия» (1905) — будто доказывая от противоположного — поэт утверждает символ Фермопил в жизни творческой личности. Его герой, не выдержав нажима жизненных трудностей, отступает от своего назначения, отказывается от творчества ради иллюзорного богатства и славы и приходит к неминуемому поражению. Сюжетное оформление предоставляет поэзии ощутимого колорита жизненности, а историческая ссылка переводит частичный случай в ранг символического, типичного. Поражение в борьбе за то, чтобы «сделать жизнь таким, как хочешь» — одна из любимых тем Кавафиса. Ей посвященный классический стих «Оставляет Дионис Антония» (1910), где поэт призывает героя развестись с жизнью достойно — «без жалоб и мелочных оскорблений», не потеряв драгоценных последних минут, когда еще можно «наслаждаться каждым звуком» «волшебной мелодии». В «Итаци»(1910) К. подал свою концептуальную тему, которая развернута: радость познания является смыслом существования; тот, кто постиг эту истину, не ждет от конечной цели, от своей Итаки, ни каких других даров. В 1910 г. Кавафис осуществил новое, расширенное издание своих стихов и в следующие два года еще детальние пересмотрел все написанное, после чего в каталоге его произведений осталась лишь половина названий. Это время — стадия творческой зрелости поэта, осознание своих возможностей и задач.

Еще до конца первого десятилетия XX ст. Кавафис находил свои сюжеты в разнообразнейший исторических эпохах, но с 1910 г., начиная из стиха «Оставляет Дионис Антония», он возвратил к эпохе эллинизма. Кавафис ощущал в этом материале много аналогий с современностью и писал произведения, которые в совокупности является своеобразным романом-эпопеей. Его миниатюры, будто части и разделы романа, освещают эпоху в развитии, через конкретные человеческие судьбы, связанные между собой. Описывая тот или другой фрагмент исторического времени, Кавафис рассматривает его из разных сторон, выводя на передний план то массовые сцены («Александрийские цари»), то индивидуальные портреты («Цезарион»). В поэзиях «Битва возле Магнезии», «Антиоху Епифану», «Деметрий Сотер», «Недовольство Селевкиды», «Ороферн», «Любимец Александра Вала» Кавафис воссоздает эпоху, которая передует эллинизму. В зрелом творчестве поэт отходит от романтического изображения выдающихся исторических фигур; его привлекают фигуры незаметные, периферийные — именно в них поэт воплощает модели массового сознания, типичные характеры эпохи.

Исследователи творчества Кавафиса делают замечание, которые поздние стихи поэта отличаются глобальным, всемирным видениям, обобщениями общечеловеческого значения. В самом деле, художественная система Кавафиса получает в них логическую завершенность, концепция исторического процесса — афористическую окраску. В последний период творчества Кавафис обращается к изображению позднеримськой эпохи — времени острых столкновений христианства и язычества (стихе, посвященные Юлиану Отступнику). Критика отмечает такие характерные особенности творчества Кавафиса: «употребление» в атмосферу далеких эпох, эпически-драматичный слог его творческого мышления, выбор короткой формы, широких обобщений, разнообразных смысловых проекций, динамизм интеллектуального первенца.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы