Составная часть литературного наследия Некрасова

Наконец, важной составной частью литературного наследия Некрасова являются его письма. Они представляют ценность не только для биографов и комментаторов. Еще в начале XX века одни критик шкал, что обычно самое неинтересное у писателя--письма: все интересное отдано творчеству. Реальная картина, однако, достаточно сложна. Есть писатели, например Пушкин или Чехов, чье эпистолярное наследие мы воспринимаем сейчас как подлинно высокое творчество. И у Некрасова немало писем поразительной силы. Но это не только яркие документы биографии замечательного человека. Многие из них проливают дополнительный свет на его творчество.

В мае 1857 года Некрасов писал Л. Толстому: «Хорошо ли, искренно ли, сердечно ли (а не умозрительно только, не головой) убеждены Вы, что цель и смысл жизни — любовь (в широком смысле). Без нее нет ключа ни к собственному существованию, ни к существованию других, и ею только объясняется, что самоубийства не сделались ежедневным явлением. По мере того как живешь — умнеешь, светлеешь и охлаждаешься, мысль о бесцельности жизни начинает томить, тут делаешь посылку к другим — и ощ.

есть и единство ритмического строя своеобразного «тягучего» некрасовского стиха, который мы узнаем сразу, который как будто бы однообразен, но этим в известном смысле противостоит многоголосому миру его лирики и не дает ему рассыпаться.

Умение проникать в мир другого человека определяло и совершенно новое изображение характера простого человека, мужика, в лирике никогда не имевшее места до Некрасова. Особенно ясно это видно па примере стихотворения «13 дороге», в котором рассказывается трагическая история крестьянской девушки, воспитанном и барской семье и по прихоти барина отданной на собственную гибель и на горе своему муж.

Стихотворение поражает правдой самого факта и подчас кажется, что сила стихотворения и суть поэтического открытия Некрасова лишь в сообщении этого факта, в то время как дело не только в этом. Сам крестьянин представал Б новом качестве, как человек со своей, частной судьбой, со своим индивидуальным несчастьем, которое не укладывается в песню об общей беде рекрутского набора или разлуки. Общие судьбы народа выражены как частный вариант, личная судьба.

. . Выдающийся русский критик Л. Григорьев писал об этом произведении: « ...оно совместило, сжало в одну поэтическую форму целую эпоху прошедшего. II это, конечно, достоинство немалое. Но оно, это небольшое стихотворение, как всякое могучее произведение, забрасывало сети и в будущее».  В самом деле, Некрасов здесь за два года до появления первого из тургеневских рассказов предсказывал «Записки охотника» и беллетристику шестидесятников с ее анализом крестьянской жизни.

Все современники пишут об успехе, невиданном «со времен Пушкина». Сборник готовился в пору для Некрасова очень тяжелую. «Последние элегии» — так прощально озаглавил поэт ряд стихотворений. Тяжелая болезнь заставляла думать о близком конце. Поэтому первый сборник в глазах Некрасова приобретал и характер поэтического завещания. Этим, в частности, объясняется тщательная продуманность композиции сборника, явившего собой книгу с четким планом, с внутренним соотношением разделов, се составлявших. Характер книги как целого определялся вступлением, роль которого спирало знаменитое стихотворение «Поэт и гражданин». Значимость и декларативный характер стихотворения подчеркивались особым шрифтом, которым оно было напечатано. Это одно из самых глубоких произведений русской поэзии о соотношении гражданственности и искусства. За образом гражданина угадывались учителя и друзья поэта, великие граждане России — Белинский, Чернышевский. Но это не просто учение. В споре, который ведут поэт и гражданин, не расставлены все точки над «Ь». Не случайно все произведение развилось из стихотворения-обращения «Русскому писателю», из монолога стало диалогом. Много мучительных я горьких сомнений высказал поэт, в которых, бесспорно, нашли выражение настроения, владевшие самим Некрасовым, и в которых отражалась его творческая судьба. Таким образом, «Поэт и гражданин» не только утверждение, но и раздумье, не только проповедь, но и исповедь. И конечно, это нетерпеливое ожидание лучшего будущего и отрицание настоящего.

  • Когда свободно рыщет зверь,
  • А человек бредет пугливо.

Стихотворение вызвало особые нападки и долго печаталось с цензурными вариантами и купюрами.

Сборник 1856 года строился так, что один раздел представлял собой что-то вроде поэмы о народе, увенчанной оптимистическим «Школьником». Отдельный раздел составили стихотворения, многие из которых повествовали о чуждых народу силах. Уже здесь во всем блеске раскрылось сатирическое дарование Некрасова.

Сатира часто была для поэта не только средством обличения, но и сыграла важную роль в освобождении Некрасова от старых литературных "канонов. Особое место в ней занимала пародия. Некрасовская пародия всегда больше, чем просто пародия. Это по существу новая литературная форма. Такова «Современная ода», таков позднее напитанный «Секрет (Опыт современной баллады)». В «Секрете», например, где рассказывается о том, как стал миллионером жестокий хищник, приемы романтической баллады (баллад Жуковского, баллады Лермонтова «Воздушный корабль», стихотворным размером которой написан «Секрет») не только пародируются, но и заново используются в своем прямом назначении. Таким образом, между балладными приемами Некрасова и Лермонтова есть связь не только обычная, которая существует между пародией и оригиналом, но более тесное внутреннее единство, коль скоро обнаруживается, по существу, родство героев одной буржуазной эпохи, вознесшей маленького капрала в императоры Наполеоны, а безвестного нищего во владельцы миллиона.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы